Какое-то время назад по интернету прошла волна обсуждения статьи в Новой газете. Все началось с нескольких перепостов в Facebook и привело к возникновению целого ряда обзоров и обсуждений. В целом, бОльшая часть родителей пришла домой в этот день с намерением понять – угрожает ли моему ребенку опасность.

Мы в команде тоже обсуждали эту тему, высказывали мнение и даже спорили. Ясно одно – тематика смерти и суицида возникала в подростковом возрасте всегда. Просто о ней мало говорят. Мы захотели поделиться некоторыми размышлениями насчет этой темы в формате вопросов-ответов. Нам показалось, многие наши мысли смогут поддержать родителей в общении с подростками на эту тему.

1

 

Почему такой интерес к этой теме? Одна статья наделала столько шума. Неужели людям нравится это обсуждать?

Узнать больше об образовательных решениях, которые мы разрабатываем для корпоративных заказчиков

Подростковый возраст – это не единственный кризисный период в жизни. Возрастные психологи выделяют кризисы, которые возникают каждые 7 лет. Кризис – это вызов, который встает перед человеком. Планка, которую он должен преодолеть. Если в окружении нет поддержки, в любом возрасте могут возникать мысли, что все плохо и нет выхода.

Почти с каждым случались эти мысли о безысходности и “я больше так не могу”. Другое дело – “Игра” во все это, которая может завести действительно далеко. А интерес к теме, которая замалчивается и находится в категории “табу”, будет проявляться ярче.

Разве страшных новостей по телевизору и в интернете недостаточно?

Они чаще всего происходят “где-то”, а когда это касается детей и может коснуться собственной семьи, волнение возрастает.

Что в подростковом возрасте вообще может приводить к таким мыслям?

Что касается подросткового возраста, это история про отделение от семьи, про переживания своего статуса, наличия или отсутствия отношений, про вопрос “зачем”. Работая с различными подростками, могу сделать вывод, что если в семье доверительные отношения, мысли о суициде приходят реже. По крайней мере, подросток может сказать об этом или попросить поддержать его.

Если нет контакта в семье, контакта с друзьями, контакта с собой – все начинает рушиться. И все-таки есть те, кто более склонен к зависимому поведению и влиянию со стороны социальных сетей, СМИ, окружения. Интересно, что наличие любимого дела и мечты точно отдаляет от мыслей о том, чтобы эту жизнь закончить.

Я разговаривала с некоторыми родителями. Они волнуются, что разговор такой глубины может отпугнуть, так как до этого говорили про “бытовуху”, “школу”. Как тогда говорить об этом? Как говорить на темы, о которых никогда не разговаривали?

По опыту, если родитель приходит к подростку и начинает с ним говорить о том, о чем никогда не говорил, чаще всего ничего хорошего из этого не выходит. Подросток может быть даже немного шокирован, и потом с недоумением вспоминать: “а что это было”. Потому что такие разговоры происходят не из-за заботы о ребенке, а из-за заботы о себе, из собственного страха.

Стоит ли тогда говорить? Точно стоит. Через свои примеры, через свои чувства, через фильмы, обсуждения книг, событий. Выстраивать разговор через выражения позиции, а не с позиции наставлений. До сих пор вспоминаю случай с одним отцом, который говорил сыну: “Если ты с собой что-то сделаешь, я тебя убью”. Иронично, не правда ли?

2

 

Условно говоря, когда есть порыв внезапно поговорить с ребенком про какую-то важную вещь, нужно проанализировать, а не самому ли мне нужно с собой в первую очередь разобраться: сходить к психологу или просто с подружкой/другом обсудить. И выработать свою собственную позицию по этому вопросу.

Да, и признать, что влияние родителей остается наиболее значимым на протяжении всей жизни. Если родитель сам справляется с жизненными кризисами достойно и может обнаружить ресурс в любой ситуации, подросток приобретет бесценный пример.

Конечно, родитель может “доверить” такой разговор профессионалу. И я до сих вспоминаю случай с подростком, который попал на мой тренинг через некоторое время после попытки суицида. Честно говоря, я долго не знала, что делать. Просто подойти к нему и сказать “я все знаю” было бы глупо.

В итоге на тренинге я через свой собственный пример затронула тему о том, что любой человек может оказаться “на краю”, может утратить все надежды и чувствовать бессилие. Рассказала о своих мыслях, чувствах и страхах в их возрасте.  В этот самый момент подросток робко начал рассказывать и про себя. А остальные мгновенно поддержали его и дали ему понять – “он важен”. Наверное, мне тогда повезло, что все так получилось. Но игра в любом случае стоит свеч. Поэтому я рекомендую родителям и специалистам рисковать и инициировать этот разговор, тем более, если есть подозрения, что тема ребенку актуальна.

А социальные сети “вскрывать”? Искать улики?

Очень опасный момент нарушения личных границ. Делать это можно только в крайних случаях.

Ты говорила про фильмы. Какие рекомендуешь?

Фильм “День сурка”. Лейтмотив кино – «Ты согласен с тем, что самоубийство – это постоянное решение временной проблемы? » – «Я буддист, и думаю, что самоубийство – это временное решение постоянной проблемы».

“Запах женщины” – фильм про слепого подполковника Фрэнка Слэйда, который приехал в Нью-Йорк, для того чтобы покончить с собой.

“Смерть супергероя” – фильм про подростка, который болеет раком, и его родителей больше всего беспокоит то, что парень не хочет бороться с болезнью.

Вот тут еще неплохая подборка фильмов.

 

3

Когда происходят какие-либо ситуации с подростком, родители в первую очередь готовятся к осуждению со стороны родственников, коллег, школы, в очередной раз сталкиваясь внутри себя с ощущением “я – плохой родитель”. Поэтому не делятся, не идут к специалистам, чувствуют себя одинокими в своей проблеме. Что с этим делать?

Нежелание рассказывать иногда адекватно. Действительно непонятно, что конкретно родитель делает не так. Когда говорят – обратите внимание на ваши отношения – он не понимает, что имеется в виду. Я бы тоже вряд ли поняла расплывчатые выводы про мою собственную семью.

Мне хочется сказать, что родителей стоит поддерживать во всех случаях. Я не представляю, сколько сил и ресурса у них есть, чтобы справляться  каждый день со сложностями в семье, на работе. Главная рекомендация – наблюдать за собой, за подростком, не создаю ли я сам/сама ситуации, в которых подростку не хочется делиться.

Какие вопросы задаю, спрашиваю ли что-то помимо школы и оценок, провожу ли вместе время наедине, рассказывая о себе, получаю ли вместе с подростком радостные впечатления. Преобразуя общение и образ жизни, каждый родитель может повлиять на эмоциональное состояние собственного ребенка. И на свое тоже.

Последний вопрос – как понять, доверительные ли у меня отношения с подростком или нет?

Я бы спросила у подростка: как ты оцениваешь степень доверия ко мне по 10-ти балльной шкале и почему. Если подросток отвечает, а вы чувствуете, что это нечестный ответ, еще раз спросить. И продолжать наблюдать, чем конкретно делится подросток с вами, и вообще делится ли он, идет ли первым на контакт либо отвечает только на поставленные вопросы.

Принято ли в семье делиться не только радостью и успехами, но и печалью, раздражением, гневом, отвращением. Именно “заглушка” этих эмоций приводит к депрессивным настроениям и мыслям о смерти. И ищите то, что вдохновляет вас и вашего ребенка. Это точная формула: когда знаешь “ЗАЧЕМ” жить – не хочется уходить.